Понимают ли собаки

Как у собаки развивается мозг, или способна ли собака принимать решения?

Интеллектом животных считается их способность к самостоятельной оценке ситуации и принятию, по итогам этой оценки, самостоятельных решений. 22 Мая 2013

Согласно теории С. Корена, в общий интеллект собаки включается: интеллект инстинктивный (отражающий природные генетические особенности, интеллект адаптивный и интеллект послушания). Показатель уровня интеллекта собак – количество допускаемых ошибок при освоении и решении новой проблемы. Одна собака справится с поставленной задачей быстрее, другая дольше и с ошибками.

Собаки способны хранить в памяти некоторый ход рассуждений, приводящий к определенному решению проблемы. В памяти собирается нечто, подобное архиву, где сохраняются логические цепочки, впоследствии дающие возможность обращаться к ним при решении той или иной задачи. Но это не может говорить о наличии у собаки способности к логическому мышлению. Собака с веревкой на шее, при резком рывке начинает задыхаться, но не может додуматься, что нужно вскинуть голову и ослабить ее.

Обладает ли собака интуицией или даром предвидения?

Скорее всего, нет. Когда собака, приберегает косточку «на завтра», вряд ли она закапывает ее сознательно, скорее всего, она делает это инстинктивно.

  • Собаки не способны понимать слова. Одни и те же слова, произносимые разными людьми, имеют для них различные значения. Для понимания слов, а не просто звуков собака должна иметь способность к умственному восприятию, волю, внимание, память, ассоциативное мышление и интеллект. Некоторые исследователи утверждают, что собаки способны проявлять свою волю – сдерживать свои побуждения или демонстрировать память, а также способны к осознанному обучению и формированию понятий. Поведение наблюдаемых длительное время бордер-колли свидетельствовало о наличии таких признаков. Однако действия менее умных пород не дают согласиться с такими выводами. Умственная деятельность собак может проявляться только на воле, во время решения собакой своих собственных задач, что можно увидеть крайне редко.

  • Собаки обладают некоторым ощущением пространства, выражающемся в бессознательном поведении у щенков и развивающемся в позднем возрасте. Маленький щенок, посаженный на край стола, обязательно упадет, так как он не может оценить расстояние до пола. Но когда в более позднем возрасте на стол посадить двух щенков, один из которых никогда не падал со стола, они будут оценивать расстоянии одинаково. Собаки знакомы с окрестностями своего дома (примерно на 400 метров), на этой территории собака с любого места безошибочно вернется домой.

  • Собаки способны удерживать образ в своей памяти в течение нескольких часов. Затем он затмевается другими образами. В отличие от человека, мыслящего образами, собака не способна вызывать образы в своей памяти. Она осознанно ждет возвращения своего хозяина именно в привычное время, однако способна вспоминать и узнавать его шаги. Запахи собаки запоминают гораздо лучше, чем внешний вид. Они также способны запоминать некоторую последовательность действий.

Способна ли собака принимать решения? Нескольких собак обучали по одному сигналу идти в одну сторону, а при другом – в другую. Эксперимент показал, что голодная собака может самостоятельно решить, в какую сторону ей идти, и, отказываясь идти в одном направлении, избирала другой путь.

Умственная деятельность собаки развивается согласно определенным периодам или фазам, знание которых помогает владельцу собаки или инструктору по собаководству лучше понять особенности ее поведения. У отнятого у матери в раннем возрасте щенка, выращиваемого в питомнике, и впоследствии отданного в зоомагазин или псарню, может развиться стресс, что сделает собаку совершенно не приспособленной к общению с людьми и другими собаками. Это будет следствием упущения очень важного периода – периода социализации собаки в обществе себе подобных. Щенок, растущий без матери, не получающий от нее первых навыков в жизни, может превратиться в агрессивную собаку. В этом критическом периоде формируется также темперамент собаки. Темперамент, в малой доле заложенный генетически, больше зависит от условий окружающей среды, а также может передаваться подражанием щенков матери. Хозяин собаки должен своевременно регулировать иерархический статус матери. Нельзя позволять ей рычать и бросаться на людей, подходящим к щенкам. Щенки, запоминая поведение матери, будут относиться к происходящему аналогично ее поведению, а это значит, что они способны обучаться на примерах.

Фазы умственного развития собаки

  • Во время неонатального (от 0 до 13 дней) периода у щенков происходит развитие органов чувств, которые используются ими для изучения окружающего пространства. Щенки начинают вести себя определенным образом в зависимости от полученных отрицательных или положительных эмоций. Приобретенный в этом периоде опыт так или иначе сказывается на дальнейшем поведении собак.

  • В период социализации (от14 до 19 дней) действия щенков становятся все более осознанными, и направляются на изучение состояния боли. Во время игры, кусаясь между собой, они начинают определять силу боли, а видя реакцию соперника, щенок определяет, насколько сильным был его укус. В этом периоде щенок знакомится с законами иерархической лестницы среди «себе подобных». Если заводчик примет правильную позицию и не даст возможности матери воспитать в щенке явного лидера, он избавит будущую собаку от многих проблем. Осматривая щенков, заводчик постоянно берет их на руки, что способствует не только получению опыта общения с человеком, но и повышению стрессоустойчивости.

  • В период определения ранга (от 12 до 18 недель) щенок начинает постепенно становиться молодой собакой. Уже привыкший к обстановке, он начинает позволять себе вольности и может определять свои права. Неверно воспринимать 12-недельного щенка как маленького ребенка. Собака развивается быстро и в этом периоде должны пресекаться любые попытки неправильного поведения. На этом этапе развития у щенка режутся зубы и прерывается связь с матерью. Щенок, обретая уверенность в себе, пытается занять лидирующее положение.

  • В период наступления половой зрелости в организме собаки происходят гормональные изменения. Нежелательное поведение становится более явным и может проявляться в боязни знакомых предметов. Успокаивая, собаку нужно побудить подойти к такому предмету, при этом не стоит забывать о похвале. Такие проявления нельзя игнорировать, чтобы не последовало закрепление нежелательного поведения собаки.

  • В период зрелости ( от 1 до 4 лет ) собаки активно отстаивают свое право на лидерство. При наступлении половой зрелости попытки хозяина занять доминирующую позицию, как правило, воспринимается собакой агрессивно (в зависимости от породы). У некоторых собак усиливаются оборонительные рефлексы, характерные для сторожевых пород, наличие пассивных оборонительных рефлексов характеризуется подчинением или страхом собаки. Корректирующие занятия нужно проводить с учетом знаний о поведении собаки в предыдущих периодах развития ее умственной деятельности.

Собаки как люди. Люди как собаки

Парень по имени Слава всегда мечтал купить катер или лодку с мотором. Он с детства бредил морем, не открытыми островами и вообще очень любил воду. И вот сбылась мечта и он обзавёлся подержанным катером «Прогресс 2», в простонародье называемым «Утюг», по причине его судоходных качеств. Немного перебрав старенький движок «Вихрь-25», Славка с нетерпением спустил катер на воду, опробовал его и первым делом запланировал поход на острова Обского моря. Была и ещё одна мечта- это пригласить Светку с собой в поход и, самое главное, добиться её согласия.
Светка была классная, с авантюрным характером, но осторожная. Понимала, что Славка не просто так приглашает, но взвесив все, за и против, — согласилась. Славкиному счастью не было предела.
Наступил долгожданный день, когда ребята вышли из базы на реке Обь, в сторону шлюзов. Катер был немного перегружен, так как помимо вещей ещё пришлось с собой взять двести литров бензина в канистрах и автол для разбавления топлива. Конечно, движок был слабоват для такого судна, но катер всё равно не плохо себя вёл на воде. Удачно пройдя шлюзы , ребята вышли на водохранилище Обского моря. День был впереди. Море казалось безгранично. Красота, да и только. Вдалеке уже виднелись первые острова и ребята взяли курс в направление городка Камень-на-Оби.
Целый день, идя вдоль берега, ребята наслаждались обскими просторами. Один раз даже причаливали к какому-то небольшому островку, чтобы перекусить и размять ноги. Задача была простая: забраться подальше и осмотреться, а на обратном пути побольше обследовать островов. К вечеру ребята прошли посёлок Береговое и стали задумываться о ночлеге. Света предложила остановиться на какой нибудь базе, но Славка, предвидя интересную ночь, не хотел, чтобы им кто-нибудь мешал и уговаривал Свету уединиться на каком-нибудь из островов. И всё бы ничего, но погода к вечеру начинала портиться, задул ветер и поднялась волна. Света настойчиво пыталась отговорить Славку идти дальше, но парень был упрям и направил лодку на виднеющийся вдали остров.
Перегруженное судно шло медленно по волнам. Славка пытался ловить гребни и это неплохо удавалось, но так как скорость была маленькая, катер не успевал за волной и при сходе очередной крупной волны лодку разворачивало лагом(бортом) и лодка становилась неуправляемой. Она как «Утюг» ныряла в впереди идущую волну. Волна накрывала часть лодки и заливала её. Слава боялся отпустить штурвал и просил, чтобы Света вычерпывала воду за борт. Несколько раз волна уходила из-под находящейся на гребне волны лодки и тогда судно, шумно падая на воду, чуть ли не погружалось по самые борта. От удара двигатель выскакивал из воды и жутко рычал. Казалось, что «Транец», на котором крепился лодочный мотор, может не выдержать. Света один раз сама чуть не выпала от очередного удара лодки об воду и, крепко цепляясь за сиденье, тревожно смотрела на Славку.
Но тут случилось непредвиденное. Двигатель «закашлял» и заглох. Славка пытался удерживать лодку, но её начало просто бросать по волнам. Он зачем-то крикнул Свете, чтобы она держала штурвал, а сам бросился проверять залитый водой двигатель. Быстро оценив ситуацию, он понял, что в баке кончилась «горючка». Жаль, но этого предусмотреть он не смог. Нужно было быстро наполнить бак бензином из бочки. Если бы не волны — работа не более пяти минут, а при шторме это огромная проблема, да ещё как-то незаметно вокруг потемнело. Как только он открутил крышку пластиковой восьмидесятилитровой бочки с бензином, боковая волна ударила в лодку и опрокинула её. Лодка очень быстро погрузилась в пучину, а ребят разбросало по воде.
Света просто не поняла, как оказалась в воде. Она даже не успела испугаться. Хорошо, что на ней был спас-жилет, который, хоть и не очень, но удерживал её на плаву. Её сильно качало на волнах, она то погружалась в воду, то её подымало на верх гребня и она едва успевала вдохнуть воздуха. Ещё она пыталась кричать и звать Славу, но это получалось плохо, так как она захлёбывалась. Казалось, это просто никогда не закончиться. С каждой секундой ей всё труднее было выплывать и она не успевала дышать.
Когда человек оказывается в экстремальной ситуации, самое страшное — это паника. Теряется контроль и человек делает одну ошибку за другой и последствия, как правило, печальные. Света устала бороться с волнами, её тело начало замерзать и она запаниковала. Девушка ещё пыталась кричать, но это больше походило на хрипение. Она начала захлёбываться, погружаясь под воду, и не могла остановить этот процесс. Вода просто вливалась в неё. Издав последний крик, разнёсшийся над волнами, она начала погружаться под воду и её сознание отключилось.
Близ города Новосибирска находится искусственный водоём под названием Новосибирское водохранилище. Известное также, как Обское море.
В результате создания водохранилища, при постройке плотины Новосибирской ГЭС, была полностью затоплена центральная часть города Бердска, а также несколько деревень Новосибирской области.
Не знаю, правда или нет, но старожилы сохранившихся деревень, не попавшие в зону затопления, рассказывали, как по воде плавали срубы домов и гробы с размытых кладбищ. После того, как море обозначило берега, внутри него образовались большие и малые острова, на которых стали отдыхать люди и даже обживать их. С наступлением весны, как только вода освобождалась ото льда, первые энтузиасты начинали осваивать острова. Одни занимали привлекательные пляжики, устанавливая на них палатки и навесы на весь летний сезон, другие даже умудрялись на лодках перевозить пиломатериал на острова и строили что-то вроде уютных сарайчиков или копали землянки, которые обустраивали для проживания. При этом очень недоброжелательно относились к возможным соседям и неохотно терпели незваных гостей, то есть чужаков. Как правило, «захватчики» следили за чистотой и порядком на осваиваемой территории. Эти люди не только отдыхали, но и занимались рыбалкой и охотой. Но основным занятием для многих была добыча рыбы и делали они это профессионально. В Советское время островные рыбаки даже создавали серьёзную конкуренцию рыболовецким артелям и заготовительным конторам, которые официально тралили рыбу. А водилось рыбы разной породы предостаточно: осётр, стерлядь, нельма и даже муксун. Нередко попадался чир и сиг, а также пелядь. Но в основном промышляли ловлей судака, сазана, налима, щуки, леща и язя. Да и плотвой не брезговали. Короче, кто не ленился, с теми Обское море делилось и рыбой, и дичью, и богатыми грибными угодьями на островах. Многие городские жители даже не подозревали, что существует альтернативная жизнь островитян со своими порядками и законами. А законы были простые: чужого не брать, не пакостить, не сорить. Это касалось и снастей в том числе. За кражу рыбы из чужих сетей, поставков и самоловов можно было серьёзно поплатиться здоровьем, а то и жизнью. И тут уже никто не шутил, да и сильно не разбирались в умысле провинившегося. Даже рыбнадзор негласно соблюдал законы островитян, а нередко и кормился с этого предпринимательства.
Юра, будучи студентом института, один из первых поселился временно на Пичуговском острове под названием «Песчаный» или «Коровий». Ранней весной «Пичуговский» колхоз «Красное Знамя» на барже завозил на остров телят и они паслись самостоятельно до глубокой осени, благо кормовой травы росло вдоволь, а вокруг вода — не сбежать, не потеряться. Иногда стадо пересчитывали и проверяли на «здоровье», а так, бычки и тёлочки подрастали самостоятельно. Короче, временное проживание Юры затянулось на целых двадцать пять лет, за которые Юра построил на мысе хибарку, баньку, ледник и самую главную достопримечательность — тридцатиметровый пирс. Этим и прославился остров. Островитяне его обозначали как «Остров с пирсом». Юра предпочитал ловить рыбу на «поставки». Это такая снасть, похожая на вертикальный перемёт, где пара крючков крепилась к основной леске, на одном конце которой было свинцовое грузило, лежащее на дне, а на другом — пенопласт, который плавал на поверхности. На крючки насаживали живца или малька, как его называли, и устанавливали на глубоких местах ближе к фарватеру. На эту снасть хорошо ловилась хищная рыба, в основном судак. Бывало, Юра за раз устанавливал с моторной лодки до пятидесяти штук и более. В семидесятых годах в водохранилище водилось много рыбы и надобности ловить помногу не было. И когда рыба шла, то попадалась на каждый поставок, да ещё не по одной. Большую часть добычи Юра, негласно, сдавал в магазин под названием «Океан». Остальное вялил, коптил и щедро делился с многочисленными гостями, которые на выходные любили приезжать к нему на остров. Порядок и дисциплина соблюдались безукоризненно. Все знали, что Юра любил чистоту и строго следил за её соблюдением. Курить где попало и то было нельзя. А кого не устраивали Юрины установленные правила, те больше на остров и не приглашались. А ещё все островитяне в округе знали, что у Юры всегда можно было купить спирт или попросить в долг и при том не «палёнку», потому относились к нему с уважением и вниманием. Иногда Юра на неделю покидал остров по делам, а палатки, вещи и утварь оставались в лагере. И ничего. Не пропадало. Чужие просто так не заплывали, а свои не трогали. Вот такой был порядок.
По соседству от Юры, на одном из ближайших островов Обского моря, поселилась одна интересная компания мужчин и женщин. Это были семейные пары, которые любили пожить всё лето подальше от цивилизации, ловить рыбу, собирать грибы и петь песни у костра. Такая маленькая коммуна единомышленников, человек десять. У пары семей даже были малолетние дети. А ещё их объединяло то, что на вырученные деньги с браконьерского улова эти люди покупали еду и спиртное, которое они тоже совместно проедали и пропивали. С ранней весны, как только сходил лёд, они приплывали на остров и приводили в порядок свои землянки и ледники. Проверяли и восстанавливали снасти для рыбалки. Перевозили вещи и провизию на первое время. Они знали места, где можно было устанавливать самоловы для поимки осетра и стерляди. Ставили сети и поставки и начинали добывать рыбу, за которой через день приплывали «перекупы», которые забирали добычу, а рассчитывались, как правило, бензином, провизией и водкой. Иногда, за особо ценные выловленные породы рыб, даже подкидывали деньжат. И всё это длилось до глубокой осени. После островитяне снимались с лагеря и разбегались до нового сезона. Короче, жилось им, как казалось, очень хорошо. Остров был достаточно уютный и не маленький, было где разгуляться. Коммунары жили дружно и спокойно, пока на острове, по соседству, не поселился один странный мужик.
А странность его заключалось в том, что часть острова он объявил своей и предупредил всех островетян, чтобы к нему не совались. И все прибрежные угодья, которые входили в самозахваченную им зону, тоже объявил своими и тоже предупредил, что если кто сунется — пожалеет. Островитяне возмутились от такой наглости и даже пытались «качать права», но мужик был уж сильно здоровый и после нескольких мордобоев, коммунары смирились с ситуацией — благо море большое, воды хватит всем. А ещё этот мужик привёз на остров здоровенную чёрную овчарку-переростка, которую первое время привязывал возле рыболовецкой избушки-баньки, построенной на мысу. Спала собачка в предбаннике на старых фуфайках, так как остальная часть домика закрывалась на ключ. Ночами собака люто выла от одиночества, потому как часто привязанная оставалась одна. В ночи вой далеко было слышно по воде и тем, кто слышал этот вой, становилось жутковато. Островитяне роптали, но больше с мужиком связываться не хотели. Через месяц беременная собака привыкла к месту и мужик перестал её привязывать. Она потихоньку освоилась и даже иногда приходила к коммунарам в гости. Подходить не подходила, а ложилась в поле зрения людей и ждала, когда чего-нибудь подкинут. Мужик не сильно баловал её едой и иногда ночью голодная сука наведывалась в лагерь островитян, дабы чем-нибудь поживиться. Со временем люди стали к ней привыкать, а иногда и подкармливать, так как её хозяин нередко пропадал на несколько дней.
Но не всем островитянам это нравилось. Один из мужиков, непонятно почему, невзлюбил Урзу и постоянно «шугал» собаку, жалея для неё еду.
Когда пришло время рожать, собака оказалась одна, хозяин отсутствовал. Собака по-хозяйски сгребла фуфаечки и приготовилась стать мамой. Под утро сука ощенилась, благо детей было немного, облизала щенят и крепко уснула.
Проспав несколько часов, собака очнулась и обнаружила, что щенки были мертвы. Видать, во сне сука неловко повернулась и задавила своих щенков. Потеря очень сильно сказалась на психику собаки и она снова стала жутко выть.
Люди на острове уже несколько дней не видели Урзу, так звали собаку, и начали привыкать к вечерней тишине, радуясь, что наступил покой. Конечно, спрашивали друг у друга, не видел ли кто, но сожалеть не сожалели, что она куда-то пропала. На другую часть острова ходить ни у кого желания не было.
После очередного удачного дня, когда хорошо «взяли рыбу», компания дружно отмечала удачу возле вечернего костра. Настроение у всех было хорошее. В большом ведре бурлила уха из судаков и стерляди, аккуратно разливалась водочка, играли на гитаре. Разговоры шли за удачную рыбалку, за возможный доход — и что ещё от жизни надо, когда и так всё хорошо?
В самый разгар душевной атмосферы у костра, островитяне услышали очередной вой собаки. И это был уже не просто вой, а какой-то дикий плач. Сука протяжно завывала всей силой своего голоса, а в конце воя, на последнем дыхании, жутко вскрикивала, да так, что у людей «мурашки по коже». Даже дети заплакали от страха.
-Ну всё, Гадина, убью,- сказал один из мужиков, сидевших у костра и уже изрядно «подогретый» спиртным. Он схватил горящую головешку, фонарь и, бросив,
-Кто со мной?- направился по тропе в сторону мыса. Через несколько минут два человека подошли к избе мужика, возле которой сидела и выла собака.
— Ты, чё падла воешь? — крикнул возбуждённый человек и кинул тлеющую головёшку в сторону животного. Палка слегка зацепила собаку и она отбежала в сторону. В темноте уже трудно было её разглядеть. Мужчины фонарём поискали собаку и убедившись, что она исчезла, повернули в свой лагерь.
Собака по откосу спустилась к воде, подтягивая зашибленную ногу, сделала несколько глотков и услышала невдалеке человеческий крик, который заставил её не раздумывая броситься в воду и поплыть в сторону звука. В темноте, по какой-то только ей известной интуиции, она наткнулась на тело человека и, ухватившись за край одежды, потянула к берегу.
Вытянув неподвижное тело из воды, собака стало обнюхивать человека, пытаясь уловить дыхание. Она долго нюхала лицо девушки и как только почувствовала, что есть еле уловимое дыхание, тут же начала носом пихать голову утопленницы.
Поскуливая и возбуждённо дыша, собака лизала её лицо, ложилась на живот девушки и, соскакивая, топталась по её телу лапами. Собака чувствовала, что девушка жива. Раздался хрип, тело ожило, девушка захрипела и изо рта полилась вода. Девушка рыгала, корчилась, хрипела и вновь потеряла сознание. Собака опять подскочила к девушке и всё начиналось заново. Девушка несколько раз приходила в сознание и, почувствовав это, собака, хватаясь за одежду спасённой, тащила её к домику. Девушка, хоть и была не в себе, но чувствуя, что так надо, как могла упиралась ногами в песок и помогала животному. Через несколько часов, периодически приходя в сознание, девушка с помощью собаки доползла до хибарки и упала на фуфайки.
Прошло несколько дней, девушка временами приходила в сознание. Её мозг отказывался возвращаться к жизни, но сердце, запущенное заново, продолжало биться. Урза старалась поплотнее прижиматься к человеку, чтобы согреть трясущееся тело. Видно, материнский инстинкт заставлял её заботиться о ком-то. Переполненная грудь животного сильно болела и собака каким-то чутьём поняла, что нужно сдоить молоко. Собака привстала и поднесла тяжёлые, свисающие груди ко рту лежащей девушки. С сосков выделялось молоко и девушка почувствовала этот тёплый горьковатый вкус и начала губами втягивать густую жидкость. Собака, поскуливая, смотрела как проходит процесс и как только чувствовала, что в груди заканчивалось молоко, подносила следующий сосок к губам девушки.
За пару дней собачка уже привыкла и освоилась ухаживать за человеком, но ей самой надо было что-то кушать и она снова подалась в соседский лагерь.
Обследовав ночью стоянку рыбаков, она унюхав запах консервы и оставленного на столе хлеба, впервые запрыгнула на лавку у стола, подъела шпроты из открытой банки и стащила оставленную половину буханки.
На утро островитяне догадались, кто ночью к ним наведывался и решили устроить дежурство и проучить воришку.
На следующий вечер люди специально оставили на столе крепко поперчённую сырую рыбу и стали ждать. Урза как всегда по темноте пробралась в лагерь и, почувствовав запах сырой рыбы, заскочила на стол. Схватив её в зубы, она поперхнулась от перца, попавшего в ноздри и зафыркала. В это время её осветила фара фонаря и в неё полетели камни. Несколько крупных попали в тело и голову собаки, причинив боль. Собака громко завизжала и бросилась в темноту. Вдогонку она слышала ругательство человека, знакомого ей по голосу, который приходил несколько дней назад и кинул в неё тлеющей головешкой. Собака, отдышавшись, зализывая раны, побрела к своей хибаре. Девушка лежала без сознания. Обнюхав её и убедившись, что дыхание есть, Урза пару раз лизнула её в лицо и побрела обратно к лагерю соседей.
Осторожно подойдя к лагерю, она выбрала место, откуда всё просматривалось и залегла. Из разбитой камнем брови текла тёплая кровь, попадая на губы животного. И от этого запаха собака ещё больше возбуждалась. Через некоторое время, определив по храпу, в какой палатке спит обидчик, Урза приготовилась мстить.
Собравшись силами, собака приподнялась и, слизав свою кровь с губ, с разбегу кинулась в палатку. Заскочив на обидчика, собака вонзила в шею человека свои зубы и начала рвать плоть. В ночи раздался дичайший крик. Собака с неистовой злобой рвала обидчика и даже досталось рядом лежащему соседу, который пытался соскочить и махать руками. Несколько проникающих укусов в руки достались и ему. Этот кошмар длился всего несколько секунд, но этого хватило, для того ужаса, который обуял людей.
Собака, удовлетворившись, выскочила из палатки и убежала в темноту. Когда подоспела помощь, люди в свете фонарей увидели ужасную картину. Их друзья истекали кровью и надо было что делать.
Как только начало светать, наспех перевязанных мужиков повезли на берег в поселковую больницу.
Собака не успокоилась. Голод давал о себе знать и она опять, как только начало светать, прокралась в лагерь. После ночного кошмара люди старались держаться поближе друг к другу, обсуждая и анализируя произошедшее. В лагере всего осталось семь человек. Двое мужчин, из них один пенсионер, один инвалид на коляске, остальные — три женщины и двое детей . Как бы ни было, но нужно было позавтракать. Женщины согрели чай и стали собирать на стол. Намазов масло на хлеб, женщина вытянула руку с бутербродом и позвала сына Митю. В это время неожиданно из ближайших кустов выскочила собака и в доли секунды вырвала бутерброд из её руки. Женщина, вскрикнув от неожиданности, прижала к груди окровавленную, ободранную руку. Собака, отбежав недалеко, почти не жуя проглотила добычу. Она уже не боялась людей, а обдумывала новое нападение.
Теперь в каждого из островитян вселился ужас, так как каждый понимал, что может быть следующим. Никто не знал откуда снова появится собака. Все вооружились, кто чем мог.
Через пару часов двое из троих мужиков вернулись. Одного «заштопали», а второго оставили в больнице для отправки в город. Оставшиеся на острове рассказали, что собака снова приходила и предположили, что она, видно, от голода нападает на людей. Мужики молча выпили пол литра «водяры» и пенсионер с одним из прибывших отправился проверять сети и самоловы. Остальным было велено никуда по одиночке не ходить и следить за детьми.
Неплохо «сняв» рыбы, мужики причаливали к берегу. Собака, услышав шум приближающейся к острову моторки, облизала лицо девушки и побежала в сторону соседского лагеря, по всей видимости догадываясь, что идут с добычей.
Притаившись в кустах, она видела, как вёдра с рыбой подают на берег и внимательно следила за происходящим. Женщины помогли мужчинам перетащить улов с берега в лагерь и всё содержимое ведер вывалили на расстеленную полиэтиленовую плёнку. Одна из женщин, с перевязанной рукой, подняла стерлядку, ловко ножом развалила её на две половинки по хребту и, подсолив, отдала сыну Митьке.
-На, сынок, заверни в мешочек и минут через двадцать можно будет кушать. Митька, пацан лет шести, всё сделал добротно, как велела мать. Он аккуратно положил в полиэтиленовый мешочек рыбу, завернул её и сунул под мышку, как это делал часто отец.
Через пол часа пойманая рыба была рассортирована по пакетам и убрана в ледники до приезда «перекупа».
Митька дождался нужного момента и, предвкушая удовольствие, начал разворачивать мешочек. Стерлядочка, немного пропитавшись солью, выглядела аппетитно и мальчик, причмокивая, начал её с удовольствием кушать. Быстро, почти бесшумно, подскочила собака и схватила зубами часть рыбы, пытаясь вырвать её из рук ребёнка. Ребёнок не желал отдавать рыбу собаке и крепко держал её в руках. Собака молниеносно отпустила рыбу и, переключившись на ребёнка, нанесла пару укусов в лицо и содрала кожу с его головы. Мальчик дико закричал и выронил рыбу. Урза тут же схватила добычу и сиганула в кусты.
Два закадычных друга, Женька и Андрюха, обзавелись новенькими охотничьими ружьями. Через месяц начиналось открытие сезона охоты и надо было проверить «Тозы». А где в городе это сделаешь? И Женька предложил Андрюхе поехать на остров к Юре, чтобы пристрелять стволы и заодно порыбачить. Доехав до базы посёлка «Новые Пичуги», ребята оставили на стоянке машину, собрали вещи и вышли на пирс. Женька достал бутылку водки и поставил на видное место, чтобы лодочники, проходящие мимо, видели, что людям надо помочь. Такая была речная такса. Прождав пол часа, увидели, что к пирсу приближается лодка. Как только лодка пришвартовалась, Андрей подошёл к мужчине и женщине в лодке и, кивнув на бутылку, проговорил:
— Надо выручить. К Юре, на «Коровий» остров нас, ну который с пирсом.
— Обижаешь, — проговорил мужик. — Мы что, Юру не знаем, что ли. У нас другая проблема,- и он откинул тент, под которым лежал мальчик с окровавленной тряпкой на голове. Мать осторожно подняла тряпицу и показала рваную рану и укусы на голове стонущего мальца.
— Это кто ж так? — спросил Андрей.
— Собака на острове с ума сошла, на людей охотиться начала, — ответила женщина.
Почувствовав исходящий перегар от родителей мальчика, парни как то засомневались в их словах , но медлить было нельзя и ребёнка перенесли в машину и быстро повезли в Пичуговскую больницу.
— Опять покушеный, — сказала дежурная женщина-врач, принимая мальчика. -Вчера только двоих привозили. Что там у вас творится?
Мальчика посоветовали везти в город. Но родители отказались и попросили зашить ребёнка. Врачица конечно возмущалась, что за родители такие, но всё же взялась и, обработав раны, аккуратно «заштопала» мальчика. Родители забрали поскуливающего сына и попросили парней заехать к кому-нибудь в поселке, чтобы узнать, где найти охотников.
— А что их искать, у нас ружья есть,- сказал Женя.-Надо, значит надо, поехали.
Когда лодка подплывала к острову, стало видно, что на берегу какая-то суета. На острове, завидев приближающихся, кинулись все к берегу, только инвалид остался сидеть в кресле на рыбачьем столе. Как он залез — не понятно, видать помогли. Подбежавшие наперебой стали рассказывать, как они отбивались от собаки палками. По их словам, собака бегала вокруг стола, на который забралась вся компания и пыталась кого-нибудь «выцепить».
-Ребята, помогите ради Бога, очень страшно.
Быстро экипировавшись, Женька с Андреем зарядили ружья и пошли по указанной тропе к домику на мысе. Шли осторожно, осматриваясь. Островитяне объяснили, что тропа их выведет прямо на мыс, не заблудятся. Начало темнеть. В шуме ветра и листвы ощущалось напряжение. Парни шли параллельно друг другу с опережением. В какой-то момент послышалось, что кто-то пробежал в кустах за ними и они невольно повернулись в сторону шума. Женька, развернувшись, осторожно глядя направо, шагнул назад и упёрся заряженным ружьём в бок друга. Андрюха вздрогнул от неожиданности и, почувствовав уткнувшиеся в него стволы, побледнел, но, совладав с собой, сквозь зубы процедил:
— Убери стволы.
После этого выматерился, мол, не хватало ещё, чтобы мы от страха друг друга «завалили».
— Посматривай на меня и иди параллельно. И ствол отведи в другую сторону, — приказал Андрей.
Выйдя из-за деревьев, парни увидели, как собака заскочила в предбанник. Они ещё раз проговорили вслух, что будут делать, когда она выскочит и, разойдясь в разные стороны, стали приближаться к домику. Когда осталось метров пятнадцать, собака выскочила из дома и намеревалась кинуться на Женьку, но в это время Андрей не сплоховал и метким дуплетом выстрелил в животное. Собака, завизжав, подскочила от вошедшего в её тело заряда, упала, перевернулась и попробовала ползти в домик, но второй дуплет Женькиного ружья настиг её. От выстрела Урзу откинуло в сторону, но она, громко скуля, всё равно попыталась ползти к домику, оставляя на песке кровавый след. Парни, перезарядив ружья, осторожно стали приближаться к собаке, которая уже почти доползла до домика. С ружьями на перевес, они подошли к срубу и растерялись, увидев чьи-то голые ноги, видневшиеся с порога.
Парни стояли и смотрели, как уходила жизнь из собачьего тела. Перед последним вздохом голова собаки приподнялась и она, шумно выдохнув, успокоилась.
Девушка выжила.

Как собаки понимают настроение человека

Живущие у хороших хозяев собаки, очень много времени проводят в наблюдениях за людьми и их заботами. Окруженный членами семьи питомец, со временем способен проявлять реакцию на речь и интонацию хозяев, учится понимать их действия. По определенным знакам собаке становятся известными интересные на ее взгляд поступки человека, которые он только собирается совершить. Ассоциация может возникнуть даже по таким тонким деталям поведения хозяина, которые сам он не очень-то и замечает.

Доказано, что собакам присуща реакция на ту часть активности мозга человека, которую люди ещё не осознали, но уже каким-то образом передали движениями, направленными на будущее действие. Животные могут понимать смыслы самых минимальных деталей мимики человека, аналогично его скрытым намерениям, уже в тот момент, когда хозяину ещё самому не известно — как поступить или что предпринять.

Некоторым выражениям человеческих лиц для собак присуща аналогия с подобными оскалами сородичей. В частности, гримасы им не нравятся, настораживая, а порой и пугая животное. Но, приучив, питомца к тому, что это игра, он прекратит реагировать на проявление подобных поведений у хозяев, но оставит недоброе отношение относительно подобных гримас к посторонним, проявляя злобу. Ведь собакам свойственно скалиться друг на друга только при агрессивном состоянии.

Основываясь на выражениях морды и движениях головы себе подобного, собака способна точно определить нахождение предмета или раздражителя, вызвавшего реакцию. То, в каком положение находятся уши, различные оскалы среди собак могут гораздо более точно указать направление, чем взгляд. Поэтому человек неспособен только взглядом указать питомцу на расположение интересующего предмета. Занятая определенная наблюдательная позиция одной из собак послужит знаком для второй тут же развернуть морду в том же направлении, что и у первой, с целью выяснить причину интереса.

При этом первые общения с человеком, его движения не дают собаке точной информации и указаний. Она должна предварительно их изучить. Пусть это занимает и не очень много времени. В частности, указующий жест, который быстро становится понятен животному, связан с броском мяча.

Не редко собаки проявляют такую черту, как преднамеренный обман друг друга. Например, они начинают облаивать какое-нибудь неважное место или объект. Гавкающее настроение быстро передается другим собакам. Вообще, собакам, животным отчасти стайным, отчасти семейным, свойственно информировать соплеменников о вероятной опасности. Это стало автоматическим и жизненно важным для вида способом поведения. Если собаки в силах проконтролировать ситуацию, их лай быстро прекращается. В противном случае – например, в темное время суток или на незнакомой территории они будут лаять дольше, даже если поводом стала менее серьезная проблема. Лающая собака, занимающая высокое положение в иерархии, заражает беспокойством всех членов стаи. Особь, находящаяся в подчиненном положении, вызывает меньший отклик при предупредительных сигналах.

В свою очередь, способность человека толковать настроение своих питомцев тоже легко развивается. Зачастую случаются ситуации, оказывающие отрицательное влияние на отношение человека к собаке. Их можно значительно сократить, если научиться понимать выражение собачьей морды. Более того, не понимая настроения собаки, обучить ее практически невозможно. Воспитывать необходимо даже большую комнатную собаку, имеющую покладистый характер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *